среда, 25 марта 2015 г.

Так уничтожали библиотеки

Александр Михайлович Мазурицкий
Разрушенное здание областной библиотеки г. Калинин (Тверь).
Декабрь, 1941 г.

Нынешнему поколению библиотекарей трудно представить, какими были библиотеки после изгнания фашистов с нашей земли. Тысячи разрушенных музеев, библиотек, миллионы разграбленных и сожженных книг. Только после окончания войны подсчитают, что только в массовых библиотеках погибло более 100 млн. томов. Колоссальный урон был нанесен Орловской, Курской, Сталинградской областным библиотекам, в которых хранились уникальные книги, собранные не одним поколением библиотекарей. Из библиотек Смоленска исчезла редкая коллекция рукописей, псалтырь Онежского монастыря, Евангелия 1496,1566 и других годов. Прямой наводкой было расстреляно здание областной библиотеки г. Калинина (Твери). Практически полностью был уничтожен библиотечный фонд Ставропольского края. Этот список можно продолжить еще.

Более 90% помещений библиотек и книжных фондов потеряла Белоруссия. Из республики вывезли редчайшие издания Франциска Скорины, первое издание литовского Статуса. Из Несвижа вывезли ценнейшую библиотеку Радзивилов, насчитывающую 20 тыс. томов. Практически полностью была разграблена библиотека Академии Наук Белоруссии.

Жестокий урон был нанесен библиотечной системе Украины. Погибла университетская библиотека в Киеве с фондом 1300000 экземпляров. Четыре миллиона книг погибло только в столице Украины. Разграблению подверглись практически все крупнейшие книгохранилища. Надо сказать о том, что гибель этих книжных собраний не имела отношение к «издержкам обычной войны», а явилась результатом целенаправленного уничтожения книжной культуры народов нашей страны.

Еще в мае 1940 года, когда только еще задумывался блицкриг на Восток, рейсфюрером СС Гиммлером было составлено письмо о том, как обращаться с населением на оккупированной территории: «Достаточным знанием для коренного славянского населения является простой счет, самое большое до 500, умение расписываться». Здесь ничего не говорится об умении читать. Совершенно ясно, что народам, которым отказывалось в праве на чтение, не нужны были книги. Всегда удивляли попытки некоторых западных историков представить эту войну как «столкновение двух тоталитарных систем», в которой одной из них просто больше повезло. Уничтоженный музей П.И. Чайковского в Клину, разграбленная Ясная Поляна, уничтоженные музеи, усадьбы связанные с именами И.Е. Репина, А.С. Пушкина не имели никакого отношения к большевистской идеологии. Вся их вина перед нацистами была в том, что это были памятники национальной культуры. Один из идеологов нацизма Альфред Розенберг писал: «Достаточно уничтожить памятники народа, чтобы он уже во втором поколении перестал существовать как нация». Эти цитаты приведены вовсе не случайно, они просто дают объяснение одной из причин колоссальных потерь наших библиотек.

Но была и другая причина. Еще до нападения на СССР в нацистской Германии была создана целая система специальных организаций и подразделений, подготовленная к уничтожению и разграблению культурных ценностей. В январе 1940 Гитлер подписал приказ о создании культурно-политической организации «Высшая школа» во главе с бывшим поданным российской империи Альфредом Розенбергом. После оккупации Франции, Голландии и Бельгии она трансформировалась в эйзанцштаб рейхсляйтера Розенберга. А вот выдержка из приказа о полномочиях штаба, подписанный Гитлером: «Его эйзанцштаб по оккупированным областям имеет право проверять библиотеки и архивы, и иные культурные организации всех видов и конфисковывать их для выполнения заданий национал-социалистической партии». В этот штаб была мобилизована интеллектуальная элита рейха, специалисты музейного дела, архивисты, искусствоведы, библиотековеды. Все они приобрели колоссальный опыт по уничтожению и разграблению культурных ценностей еще до нападения на СССР.

Особую «ценность» представлял опыт, приобретенный при тотальном уничтожении и грабежах польских библиотек. К моменту нападению на нашу страну штаб Розенберга представлял хорошо отлаженную машину, созданную для истребления всего того, чем могла гордиться наша культура. Большую конкуренцию штабу Розенберга составляли искусствоведы в эсэсовской форме. Это были военнослужащие из батальона особого назначения войск СС под руководством штурмбанфюрера барона фон Кюнсберга. Это была боевая часть войск СС, действующая в полосе наступления немецкой армии. Именно они имели право «первой ночи» вступая в наши города. Это потом на их картах найдут помеченные особыми знаками Государственная публичная библиотека им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, Эрмитаж, Русский музей.

Каталожная карточка зондеркоманды
на вывозимую книгу
И можно только представить, что ждало эти коллекции в случае захвата Ленинграда. В ноябре 1942 года в плен под Моздоком попал оберштурмфюрер 4-й роты особого батальона СС Норман Ферстер. Вот некоторые выдержки из его показаний «…из дворца императора Александра вывезена старинная мебель и богатая библиотека в шесть-семь тысяч книг и рукописей» и далее « Богатейшие трофеи достались нам в Украинской Академии Наук, редчайшие рукописи абиссинской, персидской, китайской письменности, украинские летописи, первые экземпляры книг русского первопечатника Ивана Федорова. Из Харькова отправили в Берлин несколько тысяч книг в роскошных переплетах, остальные книги нами уничтожены». Обе структуры страшно враждовали друг с другом в праве ухватить «наиболее лакомый кусок». В архивах сохранились десятки писем, в которых отражена борьба «бравых ребят» Кюнсберга» и «тыловых крыс» из штаба Розенберга за обладание самым ценным.

В отличии от своих коллег в эсэсовской форме, специалисты штаба более тщательно отбирали представляющие интерес книги. В Киеве и Риге были организованы специальные сборные пункты по отбору и сортировке изымаемой литературы. Именно сюда доставляли эшелоны с книгами со всей оккупированной территории СССР. Там же решался вопрос о целесообразности их дальнейшего использования. До сих пор мы так и не имеем полного представления о книжных утратах Российской Федерации, Республики Беларусь, Украины. Одна из причин этого заключалась в том, что вместе с книгами немецкие специалисты вывозили и уничтожали инвентарные книги и каталоги библиотек. В начале двухтысячных Департаментом по сохранению культурных ценностей Министерства культуры Российской Федерации стал выпускаться «Сводный каталог культурных ценностей похищенных и утраченных в период Второй мировой войны». Особую ценность этого издания составляло то, что во многом он был основан на документах немецких подразделений, имеющих непосредственное отношение к вывозу и уничтожению наших культурных ценностей.

Благодаря специалистам Российской национальной библиотеки была выпущена целая серия томов, посвященная книжным утратам России. Они провели сложнейшую работу по библиографической идентификации и уточнению сведений об утраченных книгах. По неизвестной мне причине эта работа была свернута. В РНБ уже несколько лет лежат подготовленные к изданию и так не увидевшие свет документы по книжным потерям Гатчины. Можно только сожалеть, что в год юбилея Победы работа по изданию каталогов не была возобновлена. Весьма проблематично надеяться на то, что к этому вопросу вернутся после того, когда отгремят залпы праздничного салюта.

1 комментарий:

  1. Жду продолжения темы. Очень интересно.

    ОтветитьУдалить